Сто лет прожить – не поле перейти

Фамилия сегодняшнего героя «Силы Слова» - Сиротенко – словно напророчила ему почти сиротскую судьбу. Несмотря на это, он сумел выучиться на агронома, которого ценили в районе, воевал за Родину, пережил годы лагерей и, даже пройдя такие испытания, сумел остаться настоящим человеком.

 

В июне Прокофий Сиротенко из Каменки-Днепровской отпраздновал свой столетний юбилей - в здравом уме и твердой памяти, все еще крепко стоя на ногах, в окружении внуков и правнуков. А все потому, что он всегда умел и умеет радоваться жизни и находить в ней светлые моменты - даже в самые тяжелые годы. Сиротское детство Прокофий Зиновьевич родился 6 июня 1912 года в Великой Белозерке. В десять лет Прокофий потерял родителей и, будучи самым старшим братом в семье, был в ответе за трех младших сестер и брата. Но совсем скоро мальчика забрал к себе родной дядя, который жил в селе Благовещенка и работал в коммуне имени Блюхера. Здесь же помогал родственникам и Прокофий.

 - Некуда было деваться: пасли коров, свиней, рубашку делили пополам - ведь нас так учили, - говорит Прокофий Зиновьевич. Так прошло его детство, в котором не было ни материнской ласки, ни таких нужных советов отца. Даже детских забав не видел наш герой; какие там забавы, если трудиться нужно. В 18 лет он стал задумываться об учебе, но и тут все уже было решено за него. - В 1930 году дядькина жена сказала мне, чтобы я ехал учиться, я только спросил: «А куда ехать?», - вспоминает Прокофий Сиротенко.

– «Там тебе скажут», - ответила она, - «Нам райком сказал: «Давайте человека». Я пришел в райком и здесь меня сразу направили в Одесский сельскохозяйственный институт – та же колхоз-школа, только учили здесь работе на руководящих должностях. В Одессе наш герой получил образование агронома-интенсивника, виноградаря. Именно виноградарство, впоследствии, стало его любимым делом и смыслом жизни. Учился он неплохо, получал стипендию, но из-за своей любознательности часто получал выговоры.

- Помню, как один профессор и преподаватель истории, видя, что я всем интересуюсь, показал мне интересную бумагу, предупредив, чтобы я никому об этом не говорил, - рассказывает Сиротенко. - В ней было написано: «Государством может управлять только Рыков (председатель Совета народных комиссаров, расстрелянный в 1938 году, - ред.), промышленностью – Пятаков (заместитель наркома тяжелой промышленности, расстрелянный в 1937 году, - ред.), а Сталину же никакую работу, кроме гуртования нации, не поручать». Для чего педагог подделся с ним этой бумажкой, Прокофий Зиновьевич не понимает до сих пор, но, благодаря своему учителю, может часами рассказывать не только о своей биографии, но и досконально знает всю историю СССР. Хорошо помнит житель Каменки-Днепровской и 1931-1932 года – начало коллективизации, когда за одну ночь с полок магазинов исчезли все продукты. В это же время двоюродного брата Прокофия посадили в тюрьму, после чего он и сам стал опасаться за свою жизнь.

- Заведующий райземотдела (бывший райисполком) Пасечников, зная, что сажают, написал рекомендацию в область, чтобы я пришел работать на его место, – вспоминает Сиротенко.

 - Я отказался, ведь мой брат и так сидит в смертной камере. Но мне все равно позвонили из области и направили в Каменку-Днепровскую. После отказа от этой работы Прокофию Зиновьевичу предложили еще с десяток различных должностей. Остановился он на работе инспектора кадров райисполкома, где трудился до начала Великой Отечественной войны. Дружба с немцем 22 июня 1941 года Сиротенко, как и многих других молодых парней, забрали в армию.

- За время службы я был и сержантом-связистом, и командиром батальона. Мне никогда не забыть, как вовремя отступления под Желтыми Водами в Днепропетровской области я остался единственным офицером на батальон. Немцы загнали нас в заросли люцерны, а меня в это время схватили судороги, и я остался неподвижно лежать. Слава Богу, через время мои солдаты нашли меня и донесли до станции. В плен Прокофий все же попал, оказавшись в лагере для военнопленных в Саксонии – о тех событиях ветерану напоминает билет с номером 2980, оставшийся «на память». Трижды он пытался бежать из плена, но попытки оказались напрасными. И только благодаря заступничеству немецкого друга Фаста, с которым вместе работали в артели инвалидов, нашего героя не расстреляли. Вместе с Фастом они многое прошли: из концлагеря их в 1945 году освободили американцы. Солдат построили, спросив: «Кто из вас был командиром, три шага вперед!».

- Мы не знали что делать, но решили выйти: что будет, то будет, - рассказывает долгожитель.

– Но американцы снова назначили меня командиром. Нас направили на прочесывание леса, в котором могли оставаться немцы. Иду, слышу - зашевелился кустарник. Я ближе, а там немец замаскировался – заставил его сдаться. Тогда немало «фрицев» по лесу переловили. Идем дальше и видим что-то похожее на здание: как потом оказалось, это был замаскированный немецкий оружейный склад. Союзники нас благодарили за находку.

После этого случая Сиротенко приказали наградить, а он отказался, ответив командиру американской дивизии: «Я патриот Родины, и не нужны мне никакие награды». Однако Прокофия Зиновьевича долгое время не признавали даже участником боевых действий. Его сын пересмотрел много архивов, но везде было указано: «В плену не был», «В боевых действиях не участвовал».

Пережить трех детей

 Лишь в 82 года Сиротенко смог подтвердить, что был участником войны - благодаря одному своему товарищу, который был вместе с ним в концлагере. Сослуживец пришел в собес, принес документы и заявил: «Почему документы на Сиротенко после репатриации подписаны, а участником войны он не числится? Он был моим командиром!». После этого случая нашему герою тут же выдали документ, подтверждающий статус ветерана. За всю свою жизнь Прокофий работал на разных должностях: в артели инвалидов, райбыткомбинате, на должности прораба. На пенсию ушел из Каховской гидромелиоративной станции. Долгожитель дважды был женат. В 1947 году у него умерла первая жена, оставив вдовца один с тремя детьми, через время он встретил хорошую женщину, которая родила ему сына Евгения.

 К сожалению, трех сыновей Прокофия Зиновьевича уже нет в живых, второй сын инвалид, а дочь страдает болезнью Паркинсона. Тем не менее, старший сын находит в себе силы ездить к отцу из Запорожья, так как родитель не захотел переезжать в другой город. На здоровье каменско-днепровский аксакал не жалуется – работает, подвязывает виноград, полет огород. Только зрение подводит. Вот так на сотом году жизни Прокофий Сиротенко занимается любимым делом - виноградарством.

Но главным богатством долгожителя являются семь внуков, семь правнуков и два праправнука, которые по возможности навещают деда. Сам Прокофий Зиновьевич, посмеиваясь, говорит, что дожил до ста лет, потому что не курит и не пьет. Его родные уверены, что жить и радоваться каждому прожитому дню главе семейства помогает прирожденная тяга к жизни и любовь ко всем ее проявлениям. Ведь он до сих пор ревностно следит за грядками у дома и любовно пестует свой огород. Прокофий Зиновьевич любит эту жизнь, и она отвечает ему взаимностью.

Ксения Пискоха


Ваши комментарии

ВКонтакте
Facebook ()

Запорожье. Городской портал.

Сила слова © 2012-2013
Все права на материалы, которые содержит этот сайт, охраняются в соответствии с законодательством Украины и принадлежит ООО «Глобал Мультимедиа». Использование материалов сайта «Сила Слова» разрешается при наличии ссылки (для интернет-изданий - гиперссылки) на этот сайт, а для печатных изданий с указанием источника – общественно-политическая газета «Сила Слова». Подписной индекс бумажной версии газеты: 68002.
Контактная информация
Сайт создан Запорожский портал